Добавить в избранное  

В ожидании рыбной революции


17 сентября 2011 | Актуально о рыбе

Слово "рыба" в Украине давно должно было войти в словари синонимов в одну статью вместе со словом "коррупция". Но из-за непрерывного роста цен на водную живность оно вскоре может ассоциироваться еще и с понятием "роскошь". Виктор ДРОНИК, глава Госагентства рыбного хозяйства (на фото), утверждает, что знает, как остановить эту лингвистическую тенденцию.

Когда я беседовал с бывшим офицером-пограничником, занимающим пост "главного по рыбе" с сентября 2010 г., большой аквариум в его кабинете был символически и угнетающе пуст. Виктор Сергеевич уверял, что это ненадолго — как общее положение с рыбой в стране, где в 2010 г. было выловлено и добыто на 14,9% водных живых ресурсов меньше по сравнению с 2009-м (218,7 тыс. т).

Но начали мы разговор с головной боли и надежды всех госуправленцев — административной реформы. Именно под командованием Виктора Дроника Госкомрыбхоз превращается в Государственное агентство рыбного хозяйства — и превращение это значит намного больше, чем банальное переименование.

— Почему реформирование госагентства идет так медленно? Еще в декабре прошлого года появился соответствующий указ президента о необходимости этого шага (№ 1085 от 9.12.2010 г. "Об оптимизации системы центральных органов исполнительной власти". — Авт.), но лишь в мае вступил в силу указ, который определил границы вашей деятельности (№484/2011 от 16.04.2011 г. "О Государственном агентстве рыбного хозяйства Украины").

— Ввиду того, что много функций дублировалось разными органами власти, нужно было в результате реформы развести их. На самом деле все это время шла кропотливая работа по согласованию спорных моментов между разными министерствами и ведомствами — и даже определенная борьба за сферы влияния.

— Вы в числе победителей или проигравших на административном ринге?

— До реформы у нас было около 45 функций, а после стало больше 80. Мы расширили сферу деятельности, при этом сократив аппарат на 30%.

— Но ведь это, скорее всего, не такая уж большая экономия — вы наверняка говорите лишь о центральном аппарате.

— Формально у нас раньше не было территориальных органов — рыбоохрана считалась отдельными госучреждениями. Сегодня, на втором этапе реформы, они получат статус наших территориальных органов, а многие работники — статус госслужащих (в основном это касается инспекторского состава).
Что до численности территориальных подразделений, то на местах мы также проведем сокращение на 30%.

— Каких функций в результате перераспределения вы лишились?

— Убрали те, что касались выписывания некоторых разрешений. Все, что вело к разрастанию бюрократии, постарались упростить. Сократили даже число платных административных услуг: было около 18, осталось 6.

— В указе очень туманно говорится о функции по обеспечению работы рыбных портов. Сохранили ли вы контроль за ними?

— Не только сохранили, но и расширяем! Раньше мы практически не контролировали импорт рыбы. А сейчас в положениях указа увидели для себя возможность осуществлять такой надзор.
Например, зачем завозить из-за рубежа толстолобика, которого и у нас разводят? Это ведь убивает отечественного производителя. Будем следить за такими вещами. Но контроль качества, конечно, оставим ветеринарной и фитосанитарной службе.

— Есть ли шансы вернуть статус рыбного Ильичевскому морскому порту, который превращается на деле в грузовой?

— Это очень странная история. Порт фактически был приватизирован до 2004 г., хотя гидротехнические сооружения (причальные стенки) не подлежат приватизации и поэтому находятся в госсобственности. Но начальник порта — субъект хоздеятельности, который нам неподконтролен.

— Контейнерные терминалы будут мешать рыбному трафику?

— Наша позиция: рыбные порты должны оставаться именно рыбными. Мы разрабатываем сейчас соответствующую программу и надеемся вдохнуть в них новую жизнь. Первым будем развивать Севастопольский.

— Будет ли восстановлен в этой связи почти заброшенный Мариупольский?

— Конечно! Мы долго судились за этот объект. Арендатор не выполнял условий договора, предусматривавших развитие инфраструктуры. Порт деградировал, и в судебном порядке мы договор расторгли. Сейчас идет процесс возврата имущества.

— Спорным вопросом было наличие в стране двух морских администраций — "рыбной" и "транспортной". Дублирование сохраняется и после реформы, но оправданно ли оно?

— Это важно и оправданно с точки зрения безопасности плавания. Одно дело водить грузовое судно строго по фарватеру или рекомендованному пути, и совсем другое — работать с рыболовецким флотом, выполняющим сложнейшие маневры.

Приплыли

— Рыболовецкий флот Украины — очень грустное словосочетание. Каков он сегодня в цифрах?

— В реестре числится до 300 судов, но на ходу лишь до 140. В Азово-Черноморском бассейне в море находится 50—60 судов. Все они, конечно, очень старые — 25—30 лет и более.

Рыболовецкий флот, безусловно, нужно обновлять — иначе мы потерям свои позиции. Сейчас ситуация критическая, а завтра обветшавшие суда будут останавливаться десятками. Стране нужно строить хотя бы 2—3 судна в год для Азово-Черноморского бассейна, и по меньшей мере одно раз в два года океанического класса. Эту программу "реанимации" мы будем упорно отстаивать.

— Вашу позицию в деле восстановления отечественного рыболовецкого флота часто связывают с интересами российского капитала...

— Только потому, что именно россияне готовы инвестировать в эту программу. Ведь в среднем судно для Азово-Черноморского бассейна будет стоить около 3 млн. долл. Из госбюджета такие деньги нам вряд ли дадут в полном объеме, поэтому мы поддерживаем идею государственно-частного партнерства.
Правда, россияне хотят строить суда в Норвегии. Мы категорически за то, чтобы поддерживать наших судостроителей: хотя бы корпуса производить в Украине. Чем важен для страны рыбохозяйственный комплекс: он тянет за собой судостроение, тяжелое машиностроение, металлургию, переработку и т. д. Развивая этот комплекс, мы развиваем смежные секторы экономики.

— Как бы ни было плачевно положение всего флота, историю океанических рыболовецких судов Украины иначе как трагедией не назовешь.

— Да, океанический флот на заре независимости составлял около 240 судов и баз. Ныне в госсобственности осталось лишь 5 судов. Одно из них стоит, четыре работают. Но не на державу. Они в кабале, в залоге. Работают лишь на то, чтобы погашать проценты по когда-то взятому кредиту. Даже не тело кредита, а лишь проценты по нему! При этом вмешиваться в деятельность и контролировать работу эксплуатирующей компании мы не можем. Это возмутительно и оскорбительно.

— История о том, как Украина теряет последние крохи океанического рыболовецкого флота, вроде бы наконец-то заинтересовала прокуратуру.

— Это мы инициировали процесс! Когда я пришел на это место десять месяцев назад, то после акта КРУ написал в СБУ и прокуратуру не одно письмо. Мы верим, что хотя бы эти суда можно вернуть государству.
У нас есть план. Одно судно нужно продать и выцарапать из залога остальные четыре. Или получить новый кредит для выкупа всех пяти — для этого нужно более 10 млн. долл.
Создана рабочая группа (увы, не первая), которая должна принять хоть какое-то решение. Тянуть дальше нельзя — иначе мы просто вынуждены будем уйти из океана. И вернуться туда не сможем — наше место немедленно займут другие.
У нас перед международными организациями, которые распределяют квоты на вылов в океане, было долгов по членским взносам до 3 млн. грн. Мне говорили: "Да зачем платить, давайте выйдем". Но мы погасили все долги — наше присутствие в Мировом океане очень важно, это принципиальный вопрос и экономики, и геополитики.

— Сейчас на фоне перевылова, истощения глобальных рыбных ресурсов в мире идут настоящие войны за квоты. Украина могла бы в перспективе отвоевать себе что-то большее, если бы получила новый флот?

— Думаю, да. Хотя это сложный вопрос. Возьмем, Россию, она работает в этой сфере через торговлю оружием. Где они продают вооружение, туда приходят и рыбаки. Берут, к примеру, у Намибии за автоматы не деньгами, а водным живым ресурсом. Это такой старый союзный принцип: главное — вклиниться.

— Как Украина сегодня распоряжается своими "океанскими" квотами?

— У нас они незначительны. Мы в этом году одну квоту по крилю даже не осваиваем (поскольку его много, он дешев и идет на кормовые добавки, продать эту квоту практически невозможно). Вторую по креветке переуступили полякам.

— Переуступили — это сколько в долларах?

— Мы не продавали эту квоту, да она и небольшая — около 150 т, два дня работы для судна. Договорились, что за нее нам "заплатят" выполнением научного анализа, мониторингом количества водных живых ресурсов в определенных зонах океана. Тогда мы будем знать, где что можно ловить.

— В этом году наша страна пыталась договориться с Россией об увеличении своей доли добычи в Азово-Черноморском бассейне. Вы смогли что-то отвоевать у столь неудобного партнера?

— Да, по некоторым позициям увеличили свой лимит на 5—10%. Правда, пришлось и нам пойти на определенные технические уступки.

— Какая доля украинской рыбы находится в тени?

— Думаю, третья часть точно.

— Европейская комиссия намерена запретить выброс рыбы в море — практику, к которой часто прибегают рыболовецкие суда в тех случаях, когда они превышают квоты на вылов. Наличие этой проблемы говорит о том, что рыбу там проще выбросить, чем быть уличенным в нарушении правил. Почему у нас система контроля настолько слаба, что мы "не замечаем" около 30% улова?

— За всем уследить нельзя. Украинские суда, например, прямо в море перегружают выловленную рыбу на турецкие. Или на быстроходные катера, которые скрываются в плавнях.
Есть проблема материально-технического обеспечения, но есть и человеческий фактор — нужно очищать ряды.

— Когда в госагенстве появится давно анонсированный аналог управления внутренней безопасности? Ведь для обывателя слова "рыбинспектор" и "браконьерство" — безусловные синонимы.

— Мы готовы к введению этой структуры, но пока не можем ничего создать по формальным, техническим причинам. Тем не менее есть люди, которые занимаются "чисткой". Мы уже уволили из органов рыбоохраны более 30 человек — по фактам выявленных нарушений.
Я говорю на всех совещаниях: необходимо менять отношение населения к сотрудникам рыбоохраны. Ведь какая бы структура ни занималась контролем водных живых ресурсов, рыба ее морально разъедала.
Это больной вопрос. Почему экологическая инспекция хочет контролировать рыбу? У них что, мало работы? Они ликвидировали все стихийные свалки или трубы в стране перестали дымить? Интерес здесь, увы, очевиден.

— Проблема ведь не в магическом влиянии рыбы на мораль, а в системном кризисе. И не в том, что в Украине существует рыбное браконьерство, а в том, что оно отлично организовано — и очень часто именно работниками рыбоохраны.

— Чтобы искоренить эту систему, в новом законе "О рыбном хозяйстве, промышленном рыболовстве и охране водных биоресурсов", который недавно подписал президент, есть норма, которая сделает браконьерство невыгодным экономически. Происхождение выловленной рыбы будет контролироваться.

— В указе за вами уже была закреплена такая контролирующая функция.

— А механизм этого контроля был не определен! Закон дает нам такой механизм. Теперь если продавец не сможет доказать легальное происхождение рыбы, он лишится права ее продавать.

— На кого возложите подобный "рыночный" контроль? Создадите особое подразделение?

— Это будет не совсем "рыночный контроль". Мы не станем глубоко лезть в розницу — это хлопотно и малоэффективно. Создадим систему специализированных оптовых рынков — чтобы всю рыбу реализовывать через них.

— Звучит масштабно — значит, на образование такой структуры уйдет не один месяц?

— Чтобы выстроить ее, понадобится минимум года два. Мы вот думали реформу сделать за два месяца, но пока не закончили.

— Система общественных инспекторов, общественный совет, недавно появившийся в госагенстве, — это формальное выполнение предписаний свыше по налаживаю контактов с общественностью или реальный поворот лицом к любителям-рыболовам и экологам, которого те ждали так долго?

— Чем занимаются наши общественные организации? Критикуют центральные органы власти или органы на местах. А я хочу заставить их трудится! Более того, даже переложу на них несколько наших функций! Мы же сократили часть аппарата — кто работать будет? Вот пусть неравнодушные общественники и действуют, если изменения в этой сфере им так важны.
Мне в этой связи очень нравится Ассоциация рыболовов — постоянно меня тормошит. Общество рыболовов стало с нею в этом конкурировать — что тоже хорошо. Если у людей со стороны есть дельные идеи — я готов воплощать их в жизнь. Госаппарат не может быть закрыт, он тогда деградирует!

— Пока что главная проблема взаимодействия ответственных рыбаков-любителей с рыбоохраной в том, что вызвать инспектора в кризисной ситуации порой невозможно. Даже "горячая линия" агентства работает лишь с 10.00 до 13.00. Может, следует ввести систему контроля входных звонков в органы рыбоохраны с обязательной отчетностью по реагированию на каждый сигнал — как это делается в милиции?

— Все упирается в финансирование. Но развивать контакты с общественностью мы будем. Сейчас, например, начали разрабатывать новый сайт со страницами всех территориальных органов, а потом и "горячую линию" откроем...

— Вам в этом году выделяют 220 млн. грн.

— Свыше половины названной суммы — заработная плата сотрудников. 30% идет на обеспечение ведомственных учебных заведений. И лишь процентов 10 мы можем направлять на капитальные нужды. А чтобы агентство функционировало полноценно, нам нужно порядка 0,5 млрд. грн. в год. Но это не проедание — экономическая отдача будет в пять раз больше.

— Как же вы собираетесь больше эксплуатировать и так истощенные водоемы?

— Только внутренние водоемы могут давать в два раза больше — и сделать это можно за год!
Мы сейчас кардинально меняем политику к добыче водного живого ресурса и товарному производству. Хотим уменьшить нагрузку на водоемы — и промысловики, и любители истощают рыбные ресурсы. Нужно увеличивать товарное производство, которое составляет лишь около 20 тыс. т в год. За 3—4 года намерены довести эту цифру до 100 тыс. т.

— Будете говорить о системе льгот? Каждая отрасль пытается выбивать для себя комфортные условия, оставляя другим заботу о наполнении бюджета.

— Мы хотим изменить систему управления отраслью, упростить ее. Будем промысловикам выдавать лицензию не на год, как сегодня, а на пять лет. Это даст людям возможность нормально работать с банками, позволит снизить коррупционную составляющую бизнеса и планировать долгосрочную хозяйственную деятельность.
Тот, кто занимается товарным производством, должен платить аренду за землю под прудом, за использование воды, за гидротехнические сооружения. А ведь еще нужны корма, малек, ветеринария и т. д. Отсюда высокая себестоимость рыбы и низкая рентабельность. А в законе прописано, что платить нужно сразу за аренду всего рыбохозяйственного комплекса — и мы будем регулировать этот вопрос, а не местные органы власти по собственному произволу, играя коэффициентами.

— Возможен ли в Украине полный запрет промысла на внутренних водоемах, как это практикуется во многих странах? Многие государства уже поняли, что рыбный туризм для любителей может приносить в казну значительно больше, чем промышленный лов.

— Может быть, и мы придем к этому. Но прежде чем что-то запрещать, нужно что-то компенсирующее ввести взамен. Запретим промысел, скажем, дунайской селедки, леща — и либо не увидим их на своем столе, либо эту нишу займет импорт. Ведь данную рыбу невыгодно растить в товарном производстве.

— Но можно хотя бы запретить промысел на немногих оставшихся незарегулированных реках, особенно ценных с точки зрения биоразнообразия.
— Если наука скажет свое веское слово — запретим.

— Финансировать науку, заказывая соответствующие исследования состояния водных ресурсов — это ваша обязанность, не правда ли?

— Верно. Но мы не можем за все платить. Если любителей интересуют определенные вопросы — они ведь тоже должны их каким-то образом финансировать. Нужно продумать и такой механизм, например вводя платные зоны для рыболовов-любителей.

— О необходимости разработки четко прописанных правил любительского и спортивного рыболовства говорят долгие годы.

— Мы в марте должны были начать эту работу. Но пошла реформа... Сегодня для нас главное, после того как мы провели через Верховную Раду закон "О рыбном хозяйстве", работа с другим важнейшим законопроектом — "Об аквакультуре", который будет регулировать товарное производство. И параллельно нужно дорабатывать упомянутые правила — их, скорее всего, проведем постановлением.

— Будет в них что-то революционное для массового рыбака?

— Жду предложений! Пусть любители приходят со своими наработками — ведь по этим правилам им жить.

— Многие руководители любят, когда разговор с ними заканчивают вопросами о планах — это позволяет рассуждать о радужных перспективах. Позвольте спросить вас о прямо противоположном. Вы почти год на посту — рыбы в стране стало больше?

— С начала 2011 г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года мы увеличили вылов на 15% в Азово-Черноморском бассейне. По внутренним водоемам идем пока на уровне прошлого года (но к концу нынешнего года покажем рост процентов на 10%). По товарному производству рост будет минимум 20%.

Если в 2010-м на воспроизводство потратили 3,6 млн. грн., то в этом — 6,6 млн. грн. И на селекцию выделили в три раза больше — 10,5 млн. грн.
Даже скандал, который мы подняли по поводу мартовской гибели рыбы на Кременчугском водохранилище, спровоцированной энергетиками, дал плоды — в этом году больше вопросов по нересту не было. В Кабмине не дали энергетикам добро на увеличение производства электроэнергии в период нереста. И рыба нормально отметала икру, птица отсидела в гнездах, не было перепадов воды. Спасибо водникам, что нас наконец услышали.

Но все это лишь малая часть того, что можно сделать. Я знаю, что мы способны на настоящий прорыв.

Семен РЕЗНИК | 2000 №31, 5-11 августа 2011


 
 

#1 написал: Фиш експерт (21 сентября 2011 12:12)
Зарегистрирован: --, Группа: Гости


 
Уважаемый, бывший офицер-пограничник, это когда же Украина толстолобика импортировала и откуда??

| |
 


Последние новости

 Особенности зимней рыбалки 

 Ловля хищной рыбы спиннингом 

 Океанический рыболовный флот принес Украине в 2015 году больше 21 млн гривен чистой прибыли 

 VASEP: Увеличение экспорта филе пангасиуса в Китай не компенсирует падения на других рынках 

 Реформы рыбной отрасли Украины (инфографика) 

 Кратко: Украина сократила импорт рыбы 

 Индекс экспортных цен NASDAQ на норвежский лосось - 50 неделя 2015 г. 

 Запуск первого в Украине рыбного патруля: новые катера, дроны, норвежская форма 

 О производстве черной икры в Израиле 

 Сезон вылова сельди в Норвегии идет на спад 

 США наращивают объемы производства минтаевого сурими, выпуск рыбы б/г снизился 

 Кратко: Иран вырастит для РФ пять тысяч тонн сибаса и дорадо 

 В Украине заработает европейская система регулирования промышленного рыболовства 

 Из семи основных промысловых объектов Черного моря стабильный запас признан только по шпроту 

 Оптовые цены на рыбную продукцию на рынке Столичный г. Киев на 14 декабря, 2015 г. 

Все новости

Подпишитесь на FishIndustry.Net


Продажа межкомнатных дверей
shop-nsk.ru
Комплекс рекламных услуг. Описание услуг. Система моментальной оплаты услуг
забота42.рф
Доставка Песка, щебня, бетона, чернозема, торфа. Ккладка асфальта, техника
промщебень.рф

Главная страница  |  Регистрация  |  Новое на сайте


Рыбная отрасль Украина Европа Азия США, Канада Латинская Америка Австралия Новая Зеландия Ближний Восток Прибалтика Фермерский лосось Пелагика Белая рыба Пресноводная рыба Тунец Осетровые Рыбные снеки Сурими Дикий лосось Креветки Крабы, ракообразные Кальмары, осьминоги Икра Рыбная мука Рыбий жир Рыбные консервы Новости компаний Исследования Коммерческие виды рыб Актуально о рыбе Зарубежные рынки Ритейл Аквакультура Государственные службы Интересно с FishIndustry Всякое случается Наука впереди Полезно знать Вкусно Первые блюда Рыбные салаты Вторые блюда Видео

© 2009-2015 FishIndustry.netУкраина рыбная + мир
Полное или частичное использование материалов данного сайта допускается при наличии ссылки (для публикаций в сети Интернет гиперссылки) на FishIndustry.net.
Материалы с пометкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.
Контакты:
Редакция FishIndustry.net:
Размещение рекламы: